Залп «Авроры»: первый советский миф ⋆ Николай Егорьев
Вы здесь
Главная > Журнализм, социология, пропаганда > Залп «Авроры»: первый советский миф

Залп «Авроры»: первый советский миф

Spread the love

Зачем «Аврора» 25 октября (7 ноября) 1917 года стреляла по «Зимнему» и стреляла ли вообще?

Самое страшное в мире оружие — это пушка “Авроры”: один выстрел — и 70 лет разрухи (Анекдот).

Октябрьская революция началась штурмом Зимнего дворца, а штурм начался с залпа “Авроры” и стал началом новой эпохи — социалистической. Так учили советских школьников в 1930-80-е гг. Сейчас в исторической науке начала преобладать мысль, что никакой революции не было, а был переворот. Однако оставим историкам и философам окончательное решение этого вопроса, а попытаемся ответить на вопрос более простой: был ли вообще ночью 25 октября 1917 года исторический залп?

Ответ, в общем-то, дан давно: «Аврора» не стреляла  по Зимнему. По крайней мере, 25 октября (7 ноября) 1917 года. Не стреляла ни боевым, ни холостым.

Если бы она бахнула боевым, от Зимнего дворца (ныне Эрмитажа) не осталось бы даже воспоминания. Носовое орудие «Авроры» калибра 150 мм — это даже по нынешним временам оружие внушительной мощи.

Для сравнения: 150-мм пушка сейчас устанавливается на танках “Армата” только по требованию заказчика, штатная пушка — 100 мм. В 1941 году пушки «Авроры» обороняли Ленинград в районе Дудергофских высот. При прямом попадании снаряда немецкий лёгкий танк Pz-III просто раскалывало или сминало. И немудрено: такие орудия предназначались для борьбы с крейсерами, линкорами, дредноутами.

Наводчик Борис Яковлев со второго снаряда смял танк. Именно смял. Слово “подбил”, такое точное для противотанковых пушек, совсем не подходит для авроровского главного калибра. Снаряды, обладавшие огромной мощностью, обрушивались, как ураган, разнося вдребезги все на своем пути (Чернов Ю.М. Судьба высокая «Авроры». – М.: Политиздат, 1983).

Что же мы видим в первом пропагандистском фильме режиссёра Михаила Ромма “Ленин в октябре” (1937)? Выстрел, якобы послуживший сигналом к штурму, не причинил ни малейшего вреда фонарю, рядом с которым взорвался снаряд.

В более раннем фильме “Октябрь” Сергея Эйзенштейна (1927) выстрел “Авроры” — не более чем второстепенный эпизод. В этом (куда более правдивом фильме) «Аврора» стреляет уже тогда, когда перестрелка между революционными силами и защитниками Временного правительства идёт полным ходом.

Вполне очевидно, что «Аврора» не стреляла по Зимнему боевым снарядом. Вполне доказано, что холостой выстрел был. Но вот зачем он был дан, окончательно не установлено до сих пор.

Существует  документ: распоряжение Исполнительного Комитета Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов № 1253 от 24.10.17 г. о задаче восстановления движения на Николаевском мосту. По всей видимости, это и было задачей крейсера: не дать возможности защитникам Временного правительства, разведя мосты, отрезать революционные силы по другую сторону Невы от Дворцовой площади.

Видимо, выстрел служил сигналом для революционного штаба, что приказ выполнен: мосты сведены, движение по Николаевскому мосту обеспечено. На этом участие “Авроры” в революции закончилось.

По мнению члена Центрального комитета Балтийского флота матроса Н. А. Ховрин, не выйти на рейд и не исполнить приказ Военно-революционного комитета авроровцы не могли, поскольку боялись расправы матросов-большевиков из Кронштадта и Гельсингфорса. В случае же неудачи переворота авроровцы могли оправдаться тем, что снаряд был холостым. (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004). Однако эта версия вызывает сомнение: есть свидетельства, что большая часть команды крейсера была на стороне Военно-революционного комитета. Действия авроровцев под командованием лейтенанта Эриксона контролировались и неоднократно проверялись представителями ВРК, комиссаром Белышевым.

Возможно (но не факт), что второй задачей крейсера было психологическое воздействие на Временное правительство и его защитников (из воспоминаний участников известно, что после выстрела ударницы женского “батальона смерти” начали сдаваться). Холостого для этих целей было вполне достаточно. Распоряжения стрелять по Зимнему совершенно точно не отдавалось, хотя не исключено, что оно могло бы последовать в случае возникновения проблем — например, если бы казачья батарея не покинула заблаговременно ряды защитников “последнего оплота буржуазии”, а открыла по восставшим огонь. Впрочем, и тогда большевики могли обойтись без 150-мм пушек — сил в их распоряжении было предостаточно, включая броневики, артиллерию Петропавловской крепости и добрый десяток кораблей в Неве, помимо «Авроры».

Как одно из доказательств неучастия “Авроры” в обстреле Зимнего часто называется положение крейсера: между ним и дворцом оказались мост и дома, поэтому он якобы не мог стрелять по Зимнему физически. При необходимости “Аврора”, конечно же, могла пройти под разводным мостом по заранее промерянному фарватеру, встать бортом к Дворцовой набережнойнапротив Зимнего и расстрелять его в упор. Но в том-то и дело, что необходимости такой не возникло. К моменту “штурма” Зимний защищали только три юнкерские роты, пять офицеров и “Женский ударный батальон смерти” (130 человек).

Однако петроградская пресса, которая в те дни далеко не вся сочувствовала большевикам, на следующий день после штурма стала писать о снарядах, попавших в Зимний дворец.

«Петроградская газета» № 252, воскресение, 5 ноября 1917 года: ДНЕВНИК ПЕРЕВОРОТА <…тие крейсера «Аврора»> <…9 ч. Вечера с вошедшего в воды> <…крейсера «Аврора» и миноносцев> <…обстрел Зимнего дворца. Предва-> <…но было дано три холостых выстрела.> < к стрельбе из орудий в ночь с 25-го на 26-ое октября> <снаряды попали в Зимний дворец и в дома: на Демидовом пер., Гороховой ул., Забалканском пр., на второй роте измайловского полка. Стрельба из орудий началась 25 октября с десяти часов вечера.>

Источник цитат: Владимир Бочков. Сигнал бдительности и готовности. Актуальная история

Ответ был дан 27 октября:

Сразу же после переворота по Петрограду распространились слухи о том, что из орудий «Авроры» большевики обстреливали Зимний дворец — творение Растрелли — боевыми снарядами. 27 октября в газете «Правда» моряки-авроровцы опубликовали письмо: «Команда крейсера “Аврора” выражает протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений непроверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защищать от контрреволюционеров и, если нужно, умереть за свободу и революцию. Печать пишет, что “Аврора” открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли господа репортеры, что открытый нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только от Зимнего дворца, но и от прилегающих к нему улиц? К вам обращаемся, рабочие и солдаты г. Петрограда! Не верьте провокационным слухам… Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающий их к бдительности и готовности». (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004)

Усомниться здесь можно разве что в словах о сигнале для всех судов.  На кораблях, вошедших в Неву вслед за «Авророй» (эскадренных миноносцах «Забияка» и «Самсон», сторожевике «Ястреб») имелись радиостанции и специальные сигнальные средства.

Повреждения, которые обнаружили в крыше и помещениях “Эрмитажа”, очевидно, на совести пушек Петропавловской крепости, которые тоже приняли участие в Октябрьской революции, сделав 35 выстрелов.

Ещё один аргумент против «сигнала к штурму» – несовпадения в хронологии.

Как уже неоднократно замечалось в исследованиях на эту тему, выстрел был между 21 и 22 часами вечера (обычно называют время 21:40), а “штурм” начался в 23 часа и закончился около нуля часов. До “штурма” начиная с 21 часа уже вёлся винтовочно-пулеметный обстрел дворца, а также наблюдалось беспорядочное перемещение групп солдат и матросов в районе Дворцовой площади. Неоднократно высказывались мнения, что никакого штурма не было вообще: дворец защищали только со стороны фасада, а революционные силы, а также зеваки и мародёры беспрепятственно проникали внутрь через подвальные окна и один из подъездов, двери которого оказались не заперты.

Наконец, само понятие “залп” является лексической ошибкой. «Аврора» не стреляла залпом — против здания такая стрельба, суть которой в большой плотности огня, не имеет смысла. Тем не менее, «залп Авроры» стал устойчивым выражение и даже названием фильма (1965).

Миф об “историческом залпе Авроры” понадобился Сталину в рамках монументализации революционной истории. Так же, как и “штурм Зимнего”, которого, по всей видимости, на самом деле также не было (но это уже другая история). Эпизод с выстрелом на долгие годы стал в сознании советских людей кульминацией событий осени 1917 года, а «Аврора» приобрела статус «крейсера революции» и корабля номер 1 советских ВМФ, став на вечную стоянку близ места исторических событий.

Пожалуй, можно согласиться с теми, кто считает роль “Авроры” в Октябрьской революции невероятно преувеличенной.

Участник восстания в Петрограде, член большевистской партии с 1915 г. Н. А. Ховрин писал: «Холостой выстрел “Авроры” вырос в… залп! А на деле все, что писалось и пишется об “Авроре” и матросах в пулеметных лентах, является от начала и до конца искажением действительности истории. Спустя 15—20 лет холостой выстрел начинают называть сигналом к общему штурму Зимнего дворца, а мы, участники этого штурма, узнаем об этом сигнале 15—20 лет спустя… Итак, кроме холостого выстрела, у “Авроры” нет ничего более активного, и все попытки доказать, что крейсер этот играл чуть ли не ведущую роль в восстании, ни на чем не основаны и являются сплошной выдумкой… (В. Д. Доценко. Мифы и легенды Российского флота. М.: АСТ, Полигон, 2004)

(Visited 7 times, 1 visits today)
Top